Занятие с беременными (август 2010) – 2 часть

(продолжение)

Люда. У меня однажды был опыт такой … Пришла на тренинг, там все свои, уже давно все знакомы, перезнакомы, а я пришла с работы уставшая, даже челюсти сводит от усталости, от напряжения. Вот, и меня спрашивают, с чем пришла. Я говорю, что вот такая-растакая, говорю, внутри накопилось и хочется куснуть что-то, челюсти расслабить. Они как засмеются: «Вот до тебя мужчина пришел», – а мужчина лет на пятнадцать младше меня, -  «и сказал, что хочется понять, что такое стервозная женщина». Я же стервозная пришла – ух! И, говорит:  «Ну, давай, кусай!» – «Как – кусай?» Он говорит: «На!  Да!» Спрашиваю у него, а он: «Да, – радостно, – давай! Что такое стервозная женщина?» Ну, я  робко сначала  – жалко все-таки! – укусила в плечо. Он говорит: «Фу! Что это?» Ну, тогда я подняла (смех) вот эту злость, которая накопилась, и-и-и.. два раза хряпнула! Куснула его в мышцы спины длинные, которые обычно напрягаются при нагрузке, вдоль позвоночника, … И он прорычал как следует! Ну, там драться же не будешь, не в этом смысл. Вот это вот (видите, движение дыхания я вниз веду) опустил. То есть у него же поднялся тоже протест, и вот его он прогнал по телу вниз. И было ощущение, что он зазвенел вот так от плотности своей мужской. А я… у меня поднялось дыхание, что кто-то более сильный, мужчина, меня принял, сижу, слезы идут, грудь переполняется. Благодарность… Я размягчилась, а он окреп. Вот такое сочетание.

Вот если женщине плохо, а мужчина может ее поднять, то идет правильное движение. Мужчина и предназначен, возможно, чтобы не пускать женское «плохо» вовне, а эту жесткую энергию в мягкую превратить, перенаправить, и результат закрепить для себя. Поэтому у него будут силы для заработка, для обустраивания жизни вокруг. Вот сочетание такое, ценность получается. Мужчина делает женщину.

Женщина тоже может поднять мужчину. Женщина или благодарит (дыханием), да, или притягивает:  «Мне плохо, мне вот так вот!» Мужчина ищет подход, и видит по ее реакции (дыханию): «О, женщина справляется с «плохо»! Значит, сочетание мне подходит. Я ее поднял!» То есть если возник интерес, а никак не подойдешь, он и так пробует и так – о, подошел, нашел. Увидел: «У, сколько энергии положительной!» – Ну, вот примерно так.

Выбор ведь идет. Лев, например, ищет женщину: ему очень легко можно мышку рассмешить, но мышка ответно не даст такое дыхание льву, какое ему надо. Поэтому лев, конечно, жену себе под стать подбирает, чтобы она ему дыхание дала. Львице, вообще-то, рядом с ним тяжеловато может быть. А ему с ней? Но, хоть она и зубастая, зато и качество и количество дыхания подходит ему. Сочетание чтоб было такое равное.

Там какими угодно словами можно говорить.

Ж. «Люблю!»

Люда. И вот нужно до этого расти еще, да?

Ж. До любви? А если он принимать женщину не хочет, а они уже женаты?

Люда. Да, хороший вопрос, если мужчина принимать не хочет, то нужно искать …  Вы женаты у вас сочетание уже есть такое, ищи, «на какой козе подъехать» к нему, переделывай в себе что-то.

Ну, вот никто же на аркане не тянет современную женщину замуж, как бывало, брали в гарем там. Или  крали невесту. Но если выбрала его?

Ж. Все равно же от момента знакомства до свадьбы  не двадцать лет проходит, да?

Люда. Да.

Ж. До конца не можешь человека узнать. Что-то потом всплывает.

Люда. Конечно. Все равно в момент знакомства красивым боком поворачиваешься!

Ж. Все равно, когда встречаешься с человеком – это совсем другое, чем потом, когда вместе.

Люда. Да, да, красоту показываешь.

Ж. Да.

Люда. И он тебе и ты сама тоже показываешь.

Ж. Когда встречаешься, идет праздник, и ты видишь только положительные стороны. У меня даже подруга. Ей  под тридцать, и она не выходит замуж, у нее есть своя квартира, она говорит – я не люблю жить вместе, я люблю встречаться. Может он к ней прийти переночевать, она к нему прийти переночевать. И у них долгие отношения, не живут под одной крышей

Люда. Хотят – хотят. Сохраняют такие отношения – пусть. Интересно им.

Ж. То есть у каждого своя территория, там хозяйка она, он у себя хозяин.

Ж. Мне кажется, а может быть эти люди как бы такие уверенные в себе, самодостаточные, что считают, что я есть, свой дом, своя квартира..

Ж. Эгоисты …

Люда. А монахи, монахини они эгоисты? Старцы такие эгоисты?

Ж. Нет, это как бы они ушли в веру

Люда. А самодостаточность? Самодостаточность это как?

Ж. Когда  больше никто не нужен.

Ж. Да, больше никто не нужен.

Люда. Хорошо, но это же нормально? А вот в семье случается так: у женщины проблема, а муж видит это и знает, что ее не надо трогать. А если она пытается вешать свою проблему на другого? Раздражается, кричит, ну, пусть – кусается? Поначалу нормально воспринимается, все терпимо. Но через двенадцать – тринадцать-то лет хотя бы там уже должно прийти к тому, что появляется, скажем, самодостаточность?

Ж. Мы уже не сбрасываем.

Люда. Со временем ты уже научаешься, да?

Ж. да.

Люда. Это не плохо, что со временем. Вы же как-то это нашли! Это удивительно просто, потому что обычно легче сказать и разругаться. А это не окультуренные проявления. Как мы обычно ругаемся? Мы потом можем думать: «Он же не виноват!» Но это же я с работы накрученная пришла! А тут посуда не мытая, и я сорвалась при виде грязной посуды. А сорвала злость всю ту, которую набрала на работе, не связанную с посудой!»  По поводу посуды фраза простая могла быть: «помойте посуду, пожалуйста». А  при самодостаточности удается злость в себе окультуривать. И тогда другому человеку легче жить рядом со мной. То есть я не гружу его собой, мое это. Да, другое дело, что мы договорились как-то проявляться. Это по согласию.

Ж.… есть энергетические вампиры … им надо выводить человека на эмоции …

Ж. Ну, это уже выдумки. Отрицательная энергия нужна разве?

Люда. Хотя бы это, хотя бы это. Хорошо, а некоторые дети, которых не замечают, говорят: «Уж лучше бы она меня била, это лучше, чем вообще бы не было никакой реакции на меня!»  То есть любая энергия нужна вообще, но..

Ж. В какой форме?

Люда. Хорошо, но если нет других вкусовых ощущений – это же – битье – тоже ощущение? А если ощущения вкусовые не развиты? То есть насколько вкус развит? К чему вкус развит? Оказывается, только к одному виду пищи. Ну, там к ремню, т.е. к побоям, например, развит. Он говорит: «Через ремень я все понимаю. Остальное я не слышу, меня папа-мама не «достает». Родители говорят ему: «Давай, сделай!» Ну и что? Не слышит. «Ага, вот тогда тебе!» (ремнем). «О, теперь понятно!» – говорит ребенок. А что, родительский шепот его не достает? Нет, ему ничего не слышно. Он не привык к тонкостям. Так оно. Мы сами, родители, к этому ребенка приводим.

А тонкости-то получается, нам сложно передать. Мы сами их не улавливаем, не слышим. Вот это и есть кожные ризы. Помните, как Адам и Ева, они же были очень чуткие, как бы. Но змей смог обхитрить Еву. Были бы они вместе, может быть цельность была бы, не обхитрил бы? А он как-то хитро задал вопрос: «Подлинно ли сказал Бог: «Не ешьте ни от какого дерева в раю?» Интересно. Вот, Ева и включилась в размышления, «повелась» на вопрос. То есть он смог Еву обхитрить, как женщину, вызвать удивление, эмоции. И потом оба пали они, и скрыть хотели падение от Бога, и друг на друга спихивали: «Это вот жена мне яблоко дала!», да: «Это мне змей сказал!» Тогда у них возникла в душах нечистота – фальшь. А надо было сказать просто: «Господи, прости, я не удержался!», и все. Помните, в детстве: «Мама, прости!»  и ответ: «Конечно, дочка,  не делай больше так!» – и облегчение (выдох)? Вот это честность, понятно, да вот? И они бы, может быть, остались в раю. А вот таким образом пали, и появилась какая-то фальшь в отношениях – вот это кожные ризы. А фальшь, она на все наслаивается, и как бы темней становится, когда мы обманываем, или обижаем кого-то, или обижаемся, или еще как-то реагируем. Темней как-то. И видится как бы тоже темно, а когда прощение происходит (вздох – выдох), то и видится все в другом свете.

Вот это – кожные ризы, т.е. восприятие мира как бы притупилось,  то есть нужны более острые ощущения, наверное, чтобы почувствовать тонкость.

(продолжение следует)

Ваш комментарий

Вы можете оставить свой комментарий