Занятие с беременными (август 2010) – 1 часть

Люда. Какие вопросы? …

Ж. (женщина – участница семинара). У меня возник вопрос по теме занятий в программе: «Роды – это конец или начало», а – чего конец или начало? (смех)

Люда. Хороший вопрос. Интересно: у меня сегодня возник вопрос, а потом, через какое-то время пришло размышление: «А что такое вопрос, что такое ответ?» Вот когда ответ пришел, это что – конец или начало?

Ж. Начало следующего …

Люда. Если так – да, как база для следующего вопроса. То есть вопрос – это что-то более двигающее нас, да? А ответ ты получила и как бы – все! (выдыхает). Если что-то другое возникнет, то оно уже новым вопросом будет.

Так вот, роды произошли – и если это начало, то чего? Или если роды – это конец, то конец чего, интересно?

Ж. Беременности

Люда. Беременности, да. Беременности.. но роды – это же..

Ж. А с другой стороны беременность – это бремя, да, получается?

Люда. Бремя, так. Конец бремени, так..

Ж. А бремя – оно еще только родилось.

Люда. А, ну ты права, да, начало получается, вот … например, начало бессонницы, да. Если бы только бессонницы! Ведь смотря какой бессонницы – если он только плачет, да, то одна бессонница, а может, гуляет, например, в клубе где-то или неизвестно где, это тоже может быть для тебя бессонница.

Ж. Наверное, это начало, прежде всего, ответственности очень большой.

Люда. Роды, да? А ведь мы, родив, как бы ожидаем сброса напряжения! Почему я именно роды обозначила, как конец или начало, а не беременность. Т.е. женщина ожидает, что вот родишь, и все закончится. А оно – нет, не так! Т.е. она ожидала, что напряжение бремени закончится.

Ж. «Отсоединение» назвать? Но вообще-то нет, рождение ребенка – не отсоединение.

Люда. Ребенок как-то не отсоединяется от тебя. Атмосферно, полево, что ли..

Ж. Да.

Люда. Естественно, он не в твоем теле уже будет. Физическое состояние – не «ребенок – это я сама», да вот? Хотя и возникает после родов такое состояние «ребенок – это не я сама», но остается, как при беременности, ощущение «ребенок – это я сама».

Ж. А там уже появился человек, новый член семьи со своим характером.

Люда. Интересно, будишь ли так рассуждать, когда он кричит, а ты хочешь спать? Признаешь ли право его кричать, что он может быть не доволен тобой?

Ж. Да.

Люда. Что он может сказать: «Мама, я хочу играть там, я хочу вот то-то, или то-то, и  именно ночью!», – «А я хочу так-то», – ты говоришь.

Ж. Ему это надо, он же не просто так кричит!

Люда. Вот, то есть не хватает чего-то?

Ж. Значит, ему плохо, он не просто так кричит. Это мы можем поплакать из каприза. А дети …

Люда. Да, они плачут из физиологии, но может быть у них и психологическое происхождение физиологии, как бы – предположим, пришла соседка поболтать, посплетничать, жалуется, жалуется, у ребенка в теле уже напряжение идет. Ну, например, когда мы обижаемся, у нас появляется в горле комок. То есть я же конкретно чувствую, что у меня вот здесь ком, то есть гнев у меня там или обида конкретно чувствуются. Так, у ребенка тоже возникает дискомфорт какой-то из-за нарушения атмосферы в доме: «Ну, не то что-то дома, не то что-то с мамой!» Хорошо, мы это поняли, что дискомфорт у него возникает, а дальше-то что? Если не дать ему это выплакать, то что?

Ж.  На сколько  меньше плачет, на столько дискомфорт внутри остается.

Ж. Ребенок не может не плакать, если дискомфортно. Он не будет терпеть.

Люда. То есть, если он у нас сейчас отплачет, то он потом, скорее всего, меньше будет в жизни ворчать от несчастливости, от несогласия с миром. «Неворчащий» человек будет, примерно так.

Такой вопрос: помните или, может быть, не помните … вы помните руки чьи-то? Мамины, папины? Может, колени бабушкины, и как вы на них сидели.  Интересно, осталось это или … Или, помните, как прикасалась мама, папа, кто-то. Бывает, что ремнем «прикасались»…

М. Я помню, что меня заставляли ходить… Я так не хотела

Люда. Маленькой заставляли ходить?

М. Да.

Люда. (продолжает) вот это помнишь?

М. Я это помню

Люда. А сколько было, интересно?

М. Маленькая была … я не хотела, меня бабушка заставляла. Мама с папой ходили мимо, я плакала … а они не подходили ко мне..

Люда. «Возьмите меня! – да? -  возьмите меня!»

М. Да

Люда. И тебе пришлось самой подниматься. Но ты это вспоминаешь с печалью?

М. Печально, потому что видела, что больше … больше бабушка командовала родителями. Когда мне было три месяца, бабушка сказала: «Иди на работу, все, выходи!»

Люда. Свекровь?

М. Свекровь. И мама меня трехмесячную оставила с бабушкой, и все, и на работу. Больше командовала бабушка, поэтому …

Люда. Обидно, да, за родителей?

Ж. А сейчас как с бабушкой?

М. Бабушка умерла.

Л. Так все время и командовала родителями?

М. Нет, родители потом … повзрослели и сказали бабушке: «Все, хватит, у нас своя семья, у тебя своя семья».

Люда. Ну, правильно, в такой форме, чтобы не обидеть..

М. (продолжает) и уже стало легче … А то раньше на конфликт вела нас бабушка.

Люда. Ну вот.

М. Детей, нас, ругала, родителей дома нет, бывало, не послушаешься, все. И она не то, чтобы должна была воспитывать нас как-то наоборот помягче, она – нет. Она говорила: «Вот, придут родители, я скажу, какие вы плохие». Это ужасно было.

Люда. Вот представляете, у вас семья, да, и ребенок растет, как М. сейчас, с таким внутренним пониманием: «Вот так, вот так вот несправедливо, вот так плохо». Получается, что ребенок – можно так о тебе? – ведь ты говоришь, как ребенок, который как  бы не отпустил внутренний конфликт о бабушке, хотя вот бабушка уже умерла.

М. Умерла, но все..

Люда. (продолжает) но все это осталось как бы вот как взгляд: «Почему-то несправедливый мир…» Но бабушка – она росла по-своему, ведь так она воспитывалась. Вроде как бы, ну, жалко..

М. да она воспитывалась, и нас воспитывала, как могла.

Люда. Слушай, она-то воспитывала, а ты-то возьмешь как обиду, и будешь жить с обидой, и потом так же будешь поступать со своей невесткой, да вот?

М. Нет.

Люда. Или ты это взяла, как плюс: «Как хорошо, что я увидела такой подход на бабушке! Бабушка, Царство тебе Небесное, ты мне показала, как не нужно. Ты не знала, как с нами надо обращаться, но не от того, что ты плохая была, а просто вот такая ты была, бабушка!»?

М. Да, я это вижу.

Люда. Как хорошо, что ты видишь.

М. У меня мама вообще не такая, другая. «Я не хочу, – говорит, – такой быть». Потому что бабушка все время в семью лезла родителей.

Люда. Вот все-таки нельзя лезть в семью детей, это их вводит в гнев и уныние.

М. Вот поэтому мама говорит: «Как уж решите, это ваша семья. Я могу только подсказать».

Люда. Мама как мудро решила. Она поняла что-то?

М. Она терпеливая. Насколько отличается от бабушки!

Люда. Здорово, здорово. То есть бабушка была для нее как учительница, да, научила многому?

М. Да (смех)

Люда. Ты смотри..

М. Она прошла через это все и стала мудрая.

Люда. Да, здорово.

М. Да, она терпеливая.

Люда.  Интересно, а ты имеешь вот такое терпение?

М. Да!

Люда. Ой, очень смело сказано! Трудно сказать, сколько надо, М.! Сколько надо? (смеется). «За базар надо отвечать».

М. Такого терпения нет.

Люда. Хорошо. Лучше так, лучше так сказать.

М. Помню: вот мама терпит, терпит. Я маме говорю:  «Как можно терпеть? Выплесни, скажи! Если копится, выскажи!» – «Я, – говорит, – не могу».

Ж. Бабушка так воспитала.

Люда. Да, свекровь которая.

М. Причем,  мама тоже так же считала.

Люда. Но ты тоже терпеливая, наверное?

М. Я – нет, я больше в папу. Папа у нас как выплеснет все, и через пять минут уже такой спокойный: все, ничего не было, уже забылось.

Люда. А, муж, может быть, у тебя терпеливый, да?

М.  Я его кусаю. (смех)

Люда.  Интересно, по договоренности с ним?

М.  Ну, он знает это.

Люда. Не возражает?

М. Нет. Когда надо стукнуть скалкой, я кусаю.  Вместо скалки.

Люда. Ну, ничего, он же терпит, ты говоришь?

М. Да, терпит.

Люда. Ты после этого, как укусишь, мягкая становишься?

М. Мягкая, я уж потом сама раскаиваюсь.

(продолжение следует)

Ваш комментарий

Вы можете оставить свой комментарий