Занятие с беременными (январь 2009) – 2 часть

(окончание)

Ж.: Потому что я вот не могу быстро отпустить, то есть я начинаю там крутить, у меня внутреннее какое-то напряжение, я там думаю – думаю.

Люда. Вообще сильнейшая вещь и очень быстрая, но до этого надо, для этого надо на такую глубину нырнуть. Вот  Антоний Великий, египетский, основатель монашества,  он увидел вдруг сети. Сети, вот эти помышления, ну как бесовские козни, которые для ловления человечества, – над всей землей. И он молит: «Что делать, что делать, невозможно через них проникнуть!» Бог, ну, может Ангел, говорит: «Можно, можно проникнуть. Может миновать эти сети тот, который смиренномудрый». А смиренномудрие в родах, например, – это согласиться с тем, что сказала про тебя акушерка, с радостью. Можно? С тем, что ты именно такая. «А-ах, да, я такая», и увидела – да,  так хорошо, так хорошо, все просто. Ну, предположим. То есть возникает моментально такое состояние. Ну, если на телесном уровне: твои собственные наркотики выделяются, эндорфины, такое состояние любви внутри. Тебе сказали, что ты такая – сякая, а ты согласилась, обрадовалась и – «а-ах, какая хорошая акушерка!» Ты стала мягкая, схватка обезболивается естественно, хорошо роды идут, представляешь, Ж.? Поругали, а ты счастливая. Вот, никаких обидных мыслей.

Ж. Это очень тяжело.

Люда. Это очень тяжело.

Ж.  Потому что любой человек имеет гордость.

Люда. Гордыня, да, да.

Ж. Себялюбие мешает.

Люда. Да, да, очень тяжело. Но именно это вот и надо проходить. Оно дает нагрузку на мышцы.

Ж. Почему она работает в этой области, в акушеостве, если так разговаривает?

Люда. Не туда. Пошла не туда ты. Вот если мы сейчас об этом говорим на глубине, давай я тоже там буду.  Не туда пошла. Это только временно помогает, недолго, когда выплескивается. Но надо на себя, на себя перенести, вообще ее забыть: «Да, у меня трудные роды, все, нету никого». А не: «Да-а-а?! Меня обижают?!» И тогда уже никого нет: только ты и  Бог. Все равно в предельной трудности это слово произносит любой.

Ж. Да. Само выходит.

Люда. Будет выходить, да. «Господи, ты через кого-то меня учишь. Господи, да!» (подъем дыхания). И пошло.. (Дыхание) Вот это вот: (вздох) «Господи..» Там, наверное, выйдет в виде слов, потому что небольшое напряжение наверняка уже прошло. Ты такая, такая (задержка дыхания). Прошло. И поэтому нужно продолжать: «Господи, дай..» и пошло. И оно в виде продыхивания обиды, уже за секунды накопившейся в теле, понятно, да? Это очень быстро и тонко. Мы быстро взяли, проглотили и – удивились: «Господи, это ты же дал мне что-то увидеть!» Можно в родах характер свой так переделать. Уже меньше будет этого самолюбия, себялюбия меньше.

Ж. Исповедь?

Люда. Это тоже форма: «Господи, да. Господи, да. Я не видела, и я думала, что правильно так. А-ах, я подумала, что я крутая, рожаю». Вот как бы покаяние. Форма сдачи (сдаться) на пике схватки: «Да-а-а, согласна-а, Господи-и-и!» Понятно? Моление, согласие с данностью. Вот тогда, тогда действительно идут мысли, сомнения. Но это надо отсечь, отсечь. Потому что  они будут лезть: «Она (акушерка) такая!» Да, это так играет самолюбие. И вдруг – отсечь свои мысли, самость, согласиться с волей Божией. И тогда придет мудрость. Мудрое будет мышление, духовное.

Ж. А если во время родов ты это отпустила, а после того как уже все прошло, вспоминаешь? Вот ты сидишь в палате и думаешь: а ведь это врач, а вот этот акушер. Почему они так поступили со мной?

Люда. Хорошо, если ты к тому же думаешь: «Господи, правильно ли я думаю?», например. Или может, подумай так: «Здорово, что в родах меня вот так подстегнули, что я вдруг начала дышать!» Здорово же. То есть получился положительный исход. А так бы застряла бы и не смогла разродиться.

Ж. Прощать надо?

Н. Вот ты прощаешь на данный момент, а через какое-то время опять идут мысли.

Люда. Не думай о других, некого прощать, о себе думай, «любимой». Вот так: «Я уже в обиде. Господи, прости, я забыла то, что Ты мне показал в родах» – иронически как бы так над собой. Потому что я не могу судить, как правильно надо было. Поскольку Бог каждую секунду каждого человека – каждому свое – ставит в условия, наилучшие для покаяния. «Покаяние», «метанойя» – это изменение образа мышления. Вот о чем ты недавно говорила, как менялись твои отношения в семье. Покаяние, внутреннее покаяние, изменение образа мышления: «Я раньше  видела мужа таким образом, сейчас я вдруг вижу мужа так, а себя – так». Образ мышления изменился. Произошло покаяние. Может быть, ты еще много лет не будешь думать, что это покаяние, а на самом деле оно происходит (вздох): «Я же что-то не то делаю! Я же говорю два слова лишних, три вроде нормально было, а два не мирных (вздох). Надо же!» Вот. Ведь в плюс же, увидеть себя можно.

Ж. Это хорошо?

Люда. Да, да, это вообще здорово. Это так здорово, а мы думаем: «Нам плохое дано, нам акушерку подсунули вместо врача», – вот, что мы думаем обычно. Ну да. «Я что ли так не думаю? Нет. Я такая хорошая!»  Вот как гордость проявляется. Вот очень убедительно, если с этой точки зрения рассматривать, то только ходишь и руками разводишь, разглядывая себя в ситуациях. Тебя шлепнули там тапочкой. Смешно? Конечно, очень смешно.  Но вообще вот, когда вот ряд там обид проходит, видно себя становится. Так хорошо жить: «Надо же, а когда еще приобрел бы качество какое вот, ну когда бы?» Вот тут вот придавили, так больно было, так больно (самолюбию сделали больно же)! Вот. Потом думаешь: «Ой, как хорошо видно-то, солнышко ярче стало». Солнышко вроде то же, но как-то вот ярче. Потом боль отходит, наверное, и закрепляется это по жизни.

Ну а там что? Главное – роды для вас сейчас. Актуально. А вот ребенок и в родах и в дальнейшем помогает, наверное, быстро смириться, быстро адаптироваться как-то.

Ваш комментарий

Вы можете оставить свой комментарий