Январь 2009 (1 часть)

Наташа. Как в субботу позанимались?

Люда. У-у-у. Видно. Сейчас я сначала скажу, а потом объясню тем, кто первый раз пришел, кто такая я, чтоб было понятно. Ну, кто такая – понятно, что психотерапевт, психолог. Я к чему говорю, потому что многое в занятиях может казаться непонятным, «придурковатым», но, однако, надо заниматься, и роды должны проходить легче после этого, после этой вот школы. Это точно, однозначно.. 

Здорово было, Наташ. Там человек десять, наверное, пришло, ну, не знаю, у Зои Ивановны записано: десять матерей, десять детей.  И причем видно, вот по изменению мамы, что уже дети спокойные. То есть, идет как бы свой характер, да, программа мамы? Где-то она за счет ребенка успокаивается. Где-то она мешает ему.., ну, как-то проявиться, что-то не умеет рассмотреть, перебивает его развитие. Ему не надо, а она «пристает».. ну так.. Или где-то она беспокоится, а ребенок – за ней следом. И вот некоторые, которые  уже пятый раз приходят – изменения видно. Видно, что и в маме уже спокойствие.. Вот я и радуюсь..

Наташа. А чем вы занимались там?

Люда. Ты знаешь, а когда дети, там занятие такое, что.. Мне бы хотелось, конечно, чтобы был круг, а дети бы были в центре, ползали там, трогали что-то, что хотели, то делали, а мы бы просто наблюдали и говорили. Но, пока вот еще нет такого.. слово «культура» – это не есть там плохо или хорошо. Просто нет такой формы, как сказала… Просто пока еще нет вот такой формы проведения беседы, а это удобней бы вот.. Поэтому получается, что.. я смотрю: вот кучка, а что вот в кучке происходит? Ну, там два-три человека беседуют, кто-то там ведет наблюдение: ага, понятно, уже подходишь и здесь вот начинаешь править.

Наташа. Я так поняла, что нет такого регулярного графика, да? Просто созваниваетесь..

Люда. Нет, нет. И причем мы хотели малышей взять двухмесячных отдельно. Ну, даже годовичок один был. Ну, мама так, собиралась тоже. Пришли летние. В следующий раз будем собирать летних, с мая начиная, но наверняка и весенние придут. Вот так вот. Это не первый раз.

О-о-о, хорошо.. Итак. Меня зовут Людмила Юрьевна, я – психотерапевт.. Наташа, Ирина улыбаются …

Наташа (что-то говорит)

Люда. Да, да, да. И каждый понедельник … Какие вопросы? Зачем вы пришли в школу беременных – следующий вопрос. Можно не отвечать. Могу сама ответить. Как там говорят: как родить, как дышать научиться, что с ребенком делать, беременную себя как понять. Так, вот обычно так.

Ж.: хотелось бы благополучно родить, не думая.

Люда. Ага, хотя не голова рожает вроде бы.. (смех). Да, ведь, если логически как бы вот в голове мысли. Ну, вы абсолютно правы, потому что их физиология едина. То есть, если мы так подумаем, ну, например:  «завтра у вас будут роды!» Или» «завтра вам рожать».

Ж.: Страшновато.

Люда. А вот еще что.  Предположим: «завтра вы с утра вы встанете, на столе будет стоять …» Что поставить?  Так. На столе будет стоять апельсиновый сок свежевыжатый и фрукты. Ну, как? Такое же у вас ощущение в теле? Нет? Вот разница, да? Ну, понятно, конечно. Кроме там того, что вам о родах рассказывали, сами роды происходят  не каждый день. Фрукты, они могут быть каждый день, приятно, да, мы едим их. А роды?  Даже если ты и женщина, но все равно же вы не  каждый день рожаете. И даже не через день. То есть роды – это впечатление все-таки сильнее, чем, например, ходить. А то, что они естественные, это тоже нормально или нет?  «Естественно» это «нормально»?

Женщина:  Да

Люда. Или это не норма?  Норма?

Ж.: Да

Люда. Если норма, значит состояние спокойное, отношение к ним спокойное?

Ж.: Да.

Люда. Роды – это норма. Ну да.

Ж.:  Это же природой создано

Люда. Ну да, создано природой, да. То есть, роды это норма. Фрукты на столе норма тоже. Ну, стоят, ну и что, ничего не мешает, все хорошо. Роды пришли, родили спокойно.

Ж.: и пошли домой.

Люда. Ну, да, через два часа, там, за рубежом, кто-то рассказывал. За рубежом. Все, а что такого, да?

?

Люда. А некоторые так говорят, да: «Что меня два часа на столе держат?» Ну, там просто следят, как там послед после родов идет. «Что держат? Я могу встать. Лежать-то зачем?» Ну, так вот.

А рожать интересно?

Ж.: (смех)

Люда. Не скучно?

Ж.: (смех) … пока не знаем.

Люда. …Да, вот. Но предположительно: «Не соскучишься, пока не знаю». Хорошо. Если «не знаю», то интересно же: «Не знаю. Ух ты!»

А вообще беременной быть интересно?

Ж.: Интересно.

Люда. Да. Даже по-другому  смотрит женщина. Она никогда «так» не видела окружающее, не видела, и вдруг. Хотя еще пока не чувствуются ни ручки, ни ножки, еще ничего не пихается, нет, просто неощутимо. Но уже есть ощущение: «Что-то такое происходит! Я никогда такою не была».

Вот, а роды – это девятимесячная беременность сокращенная, ну, кому на сколько. Кому – шесть часов рожать, кому-то – девять, двенадцать.. Ну, сутки – это тоже нормально.  Раньше считались вообще нормой сутки. Сейчас что-то вот..

Ж.: «Быстрее – быстрее!»

Люда. Быстрее – быстрее, да. Вообще это нормально. Может незаметно пройти открытие шейки матки до восьми сантиметров, может сутки тихонечко там что-то происходить. А ты  все дела делаешь, и гуляешь, там беременность вроде бы продолжается.

Ж.: А шейка у Н. медленно раскрывалась …

Люда. … Когда?

Люда. Так, она была в десять часов уже?

Ж.: … в четверг уже легла

Люда. Сколько? Срок-то какой?

Ж.:  Тридцать девять

Люда. А. Она ходила сюда в десять?

Ж.6  Да. Помните, она в понедельник пришла и говорит, что завтра пойду на прием, и скажут, положат или не положат в больницу?

Люда. Все вспомнила. Что там было в родах? Как?

Ж.: Красота была в родах (смех)

Люда. Красота?

Ж.: Она рожала красиво.

Люда. Да-а-а? Здорово, хорошо, что она рожала … Ага, она была дома. А здесь не прокалывали, не стимулировали?

Ж.:  Ничего, никакими уколами. В два она уже родила.

Люда. А да двух она как-то спокойно чувствовала?

Ж.: Спокойно, без боли, без ничего …

Люда. А кто рассказывал? Ну, как-то у них вот немножечко был «противоборствующий» как бы диалог. Г. дышит хорошо, она бояться-то начинает, голова думает, а тело у нее не хочет просто чувствовать. Она ожидала худшего, ведь да? Ну, как бы готова была к другому?

Ж.:  наверное, не знаю, не худшего ожидала, а сильной боли что-ли …

Люда. Она специально это, да, делала?

Ж.: Нет,  человек пришел.

Люда. А, человек пришел.

Ж.:  Да, и пошел диалог.

Люда. Угу. Но она какая-то такая: «А-ах, а-ах!» Вот это дыхание, оно как раз родовое и есть. «А-ах!» А бывает: «у-у-у» – все, пошло … У-у-у. Вот это … Здесь акушерки стараются: «Ну-ка, давай!» А женщина реагирует: «Меня обидели!» Главное в этой реакции здесь уже есть – вдох. Оно так, если будут так  акушерки подходить, особенно в потугах, то это нормально. Главное: они что-то говорят, главное вот это вот сделать – вдох, разозлиться и вытуживать злость. То есть, вот эти вещи, которые делает акушерка с телом, они тоже очень быстро меняют психологию просто в родах. Здесь главное – не себя пожалеть, а просто возмутиться: «А-ах, что мне сказали!» и с силой тужиться. Все.

Сейчас мы обрывочно и очень о многом говорим. Но смысл разговора в том, что любой разговор о родах других, многое проговоренное, оно будет менять наше тело. Будет меняться наше мнение о том, что «если со мной происходит что-то», то появится вопрос: «Что со мной происходит и как оно со мной происходит?» То есть, например: «Ой, как мне там, ой-ей-ей!» Оно вот может тело так сворачивать в испуге.. Понятно, да? Понятно, то есть: «Ух ты, я не ожидала!» Вот, смотрите, я уже пошла жаловаться, видите, да? То есть зажали ее страхи. А ведь можно по-другому. Сейчас я просто покажу движением, а потом дальше отсюда поговорим. Хорошо, ладно? О теле понятно я говорю?

Вот. О теле. Вот пришло ощущение. Вот пришло что-то: очень сильно стукнули. И если стукнули, мы же обращаем внимание вот на то место, куда стукнули. Ага, если мы стукнулись, например, ну, о предмет какой-то, в общем-то, мы же не говорим, не ругаемся, что предмет «дурацкий, бессовестный, как он смел, как..» – так ведь не говорим. То есть мы заняты процессом, ощущением боли… Так? Если такое, ну, холодное что-то, например, или рана. Когда пришло какое-то ощущение, мы начинаем заниматься этим ощущением, да, Жень? Ну, что-то же надо делать, да? Йодом помазали там, пластырь прилепили. Здесь тоже самое: пришло ощущение: схватка.. Ну, месячные болезненные были когда-нибудь? Не у всех, конечно, но вот болезненные бывают. Поясница когда-нибудь болела?

Ж.: Угу.

Люда. Вот так может быть. Может быть.. ну, циститы, бывали, может быть когда-нибудь, вот. Правда, там как бы острое ощущение, а здесь более долгое – томление какое-то вот. И вот, когда приходит оно, ощущение от схватки, ими тоже надо заниматься, не думать с досадой: «О-о-о, ну вот, вдруг будет так! И зачем вот так вот, и почему?» То есть, это я сейчас, в настоящий момент не соглашаюсь, не хочу, как бы говорю: «Зачем, а почему это так вот?» А если я как бы применяю пластырь, мажу зеленочкой, ваточкой, то есть я занимаюсь тем процессом, которое внимание мое притягивает, то понятно, что со мной происходит? Тогда это для меня правильно. У меня при этом нет мыслей, что это плохо, у меня идет процесс, понятно? Просто процесс. Так. Вы сейчас в процессе примерно так вот, следите, да? Ощущаете, может, вспоминаете, как что-то делали, так? Ага, то есть мысли, конечно, вы вспоминаете, но может, где меня видите, безусловно. Мысли все равно идут как бы от меня, вне вас. Угу.

Как ваши детки сейчас?

Ж.: Спят.

Люда. Спят?

Ж.:  Слушают.

Люда. Слушают, а может, спят? Слушают, да?

Ж.: У меня толкается.

Люда. Толкается, это он разговаривает так? Или это он..

Ж.: Правда, интересно.

Люда. Интересно, да? Но, во всяком случае, ты там вот когда прислушиваешься к нему, ты как-то в процессе диалога. Нужно было сделать паузу, посмотреть: как? Когда человек в ощущениях: «А что у меня там?», то это то же самое, как дать реакцию на слово «роды» или «фрукты, роды и сок». Я иду в роды – какое ощущение: «Ой, чувствую как-то немножко свернуло меня», да? А сок – как? …

Ж.: Вкус ощущается.

Люда. Да, да. … «А-ах!» – как бы вот раскрытие идет. То есть, ощущение такое-то, ну, конечно, после такого потока впитанной ранее информации: сериалов. там, у соседок «доброжелательных», еще откуда-то. После потока информации, которая беспокоит, ну, может быть, пугает, вот, потому что кто-то возбужденно рассказывал о своих родах, которые ей не понравились, мнение может сложиться, что роды – это.. как бы.. мягкое слово подберу.. неприятно. «Неприятно» (о родах сказать) – это мягкое слово? Вы слышали, наверное, слова более такие..

Ж.:  Пожестче.

Люда. Пожестче, вот, да, правильно. Пожестче. Но ведь это же не ваши роды были вообще-то. Наталья-то чего, да? Взяла – родила, еще и рада.

Ж.: Да уж!

Люда. Может быть, мы готовы в смысле как бы к «хуже», да? «Хуже» – это как бы – «мы же готовимся к работе».

Ж.: «Все будет хорошо, и береженого Бог бережет».

Люда. Да, к экзамену готовимся, к экзамену трудному, да? И попадается  легкий билет. Береженого Бог бережет, но при этом если быть с Богом. То есть, как бы не на свои силы надеяться где-то. Мне, я еще раз напомню, еще две женщины сказали, я специально не спрашивала. Вот одна сказала: вы предупредили, что мне надо будет плакать, когда начнутся роды, мне выплакаться надо, так, говорит, и случилось. Ну, видно там. (Дышит) Я впечатлительная женщина, вот.. «Света, если вот ты проплачешься, ты пойдешь дальше». Так и получилось. Все, говорит, хорошо, гладко так. Плач – он дает дыхание. Ну, давало дыхание плач когда-нибудь? То есть, обидно не знаю как, а проплачешься – и хорошо тебе. А?

Ж.:  Облегчение

Люда. Да. Светлая голова, мягко.. Как бы «все равно».

Ж.: Облегчается дыхание.

Люда. Ага. Если плакать искренне, да? Как бы не сжиматься. А вот с воздыханием. Красивый плач. Он женщину мудрой делает. Там может быть чуть-чуть поплакать, может двадцать секунд всего, если искренне?

Ж.:  Чем молча терпеть и сжиматься.

Люда. Чем молча зажаться, да: «у-у-у … кого бы». Тогда долго рожать получится. И не очень хорошо. А где можно застрять, сказали? Момент, там был момент: «Господи, помилуй!» Вот без этого никак. И вот потом началось, как сказала, – плач. «Господи, помилуй», – и пошло.. То есть открылась вот эта часть, верхняя часть груди. Открылась, а там силы идут. Так или не так? И это так вот красиво, просто, восхитительно просто. Что мне думать? Как «сила Божия в немощи совершается»! «А-ах!» – ты смирись с тем, что с тобой происходит, и – «а-ах». Все, и роды вот пойдут…

Ну ладно..  … Удивительно, что открывается, вот, наверное, так много еще по телу.. После занятий, кстати, поняла вот, детских. Так это.. удивительно. Ведь раньше же люди так жили. Удивительно: не было журналов этих «беременных». Вот..

Так. Тело. Значит, тело отличается, и вот что-то вы  сделали вне себя.. И думайте внутрь себя, то есть как бы думали о полученных ощущениях и пошло следование тому, что просят эти ощущения. Ну, например, обида – комок, и тело просит как-то расправиться. Вот, комок встал вот здесь вот. Не продохнешь … «О, легче, я плачу», – два-три раза вздохнула, как-то легче мне. И уже можно через какое-то время идти и решать конфликт. Ну, может, кратковременно, но, во всяком случае, можно трезво что-то решать. А не так вот: с челюстями и когтями.. Понятно говорю?

Вам было когда-нибудь обидно? Подруга так вот обидела, красные обе, злые, было когда-нибудь так вот? Может не с подругой.. Или драка, тоже самое же. … загривок взъерошился как у кошки: «Сейчас как дам!».. Ну, как умеешь: ногами. (смеется) А с силой выдох дает мягкость в теле. То есть, с силой продышалась, вот так если.. (выдох) … Отомстила. Ну, хорошо сейчас, а потом, правда, совесть замучает.

Хорошая вещь совесть…, это не вещь, это сила, из области духа она говорит. Оттуда, где нет эмоций. Дух не имеет эмоций. Мы часто вот живем пониже, на эмоциях, и стараемся: «Не хочу слышать, не хочу видеть! … Меня же обидели. Что это я должна о себе-то думать?» Ну так.. Ну так люди устроены.. Я про себя говорю. Вот. Еще каким способом там? Ну да, внутри вот … бывает, крутится – крутится. «Пришел бы кто-то, рассказать бы, пойду-ка сама». Пошла, с подругой там побеседовали, еще с кем-то. Ну, в общем, рассказала нескольким людям, там полегче вроде, пусто как стало. Так можно. Ну, если очень тяжело, да. А если знаешь, что можешь вытерпеть, вымолить и, все-таки, выйти из состояния.. Плакать – не плачется, промучишься, и вот прошла неделя. И вымученное как-то преобразовалось в мудрость, то есть пришло новое знание, взгляд новый. Тело мягкое, подходишь к человеку: «Прости меня!» Хотя, в общем-то, даже не ты начал ссору, но поддержал ее. И тот говорит: «Прости меня, что-то может тоже не понял». Может он и не говорит: прости, но ты сам.. Может «спасибо» еще говоришь. Я понятно вот сейчас сказала про это, да? Есть и такое, что не выплачешь, не выговоришься, ну, вот как-то не идет. Но промучится приходится.

Ж.: От характера зависит?

Люда. Угу, от характера.. Главное промучиться опять же, как рожать: не «кто-то виноват», а «где я не так подошла?» «Я хотела ускорить человека-мужа, он должен был вылежать на диване еще две недели, а я его: иди в магазин, прибей полку – тяну раньше, а у него.. Он и так это знает, он мне сказал: сделаю. Помню, в прошлом году, он через два месяца сделал и был очень доволен. А в позапрошлом, когда я так вот тормошила, тормошила, он сделал дыру большую».

Вот, ну, примитивно, но понятно, о чем я говорю, да? То есть, я двигаюсь со своей скоростью, и он – со своей скоростью. И он мне в ответ на занудство дал в лоб, чтоб дыру не делать в стенке. Я обиделась. Кто виноват? Для меня – тот, кто дал в лоб: «Как?! Женщине?!»

Нет. Не кто дал в лоб виноват, а я сама – полезла. Я не учла, я не учла его характера, я не увидела, что я ломаю. Я подход не нашла. Да, да, ускорять надо. Там обстоятельства так, что нужно это полку иметь. Но я не нашла подход. Или прибил он эту полку, но принес на две тысячи меньше с работы. Так может быть. То есть я энергию перетянула на полку.

… так много сегодня говорим. Какой-то большой объем.. Я, наверное, это.. вас утомила уже? … картинки просто показываю: картинка такая, картинка такая, картинка такая. Ладно? Как сеточку узор плетем.. Вот зарисовки из жизни понятны? Понятны. Я и стараюсь как бы показать:  «Когда, что, как я за это отвечаю, что я в жизни сделала?» Потому что в родах также так будет. Там столько я увижу и смогу правильно вести себя . Ну подумаешь, у санитарки плохое настроение, ну и что? Пусть она спокойно ходит там себе, пусть ворчит, вы-то причем? Ну что нет, Наташ?

Наташа. Да

Люда. Ну да. Что, достоинства не хватает, чтобы..

Наташа.

Люда. Зачем, вроде бы, вроде бы есть. … Тоже проходила …

Наташа. … просто подумать, как бы поразмыслить, подумать, пусть ходит

Люда. Может она такая воспитывалась.. Ну, в родах, конечно, не хотелось бы. Ну и что? Еще и улыбнешься: такой характер у нее, что она пришла ворчащая такая. Как береженого Бог бережет. Там передел характера чуть-чуть до этого.. Понял, что ворчащие люди они.. они на себя ворчат в глубине. Наверное, в присутствии кого-то.. Ну, плачет же малыш? Интересно, что он там говорит, когда плачет? «Мама, ты что!» Ну ладно, не буду продолжать. Я просто слышала однажды четырехлетнего малыша – тираду пятнадцатиминутную, как вот за все четыре года там, столько-то вышло из него. Потрясающе!

Ж.: Ругались?

Люда. Нет, нет, нет. Там тишина была, и ощущение, что молитва была. Но что он говорил! Если бы это вот сказать басом – у-ух. Там детское было. А если бы все вот выдать, то.. Господи, помилуй. Ну, там мама с пониманием.. Она поняла, что из него начало выходить накопленное. И потом вдруг: «Мамочка, я тебя так люблю!» За секунду, вышло и.. «Мамочка, я тебя так люблю!» Вот, представляете, открылось вдруг, раз и вышло из него. А ведь с этим же можно жить, копить, потом он женится. И в трудностях он начинает проявляться ворчанием, руганью и всяко. Видите, что? И здесь главное.. вот как в родах. Он ворчит, потому что немножко открывается в присутствии кого-то, но это не ваше. А ваше – свое. Вот ушла: … два раза уходила на сиденье, замолкала. Ушла и сидишь себе спокойно. Ведь может вокруг шуметь: машина бибикать, сигналить, да? Или ну что-то такое на дереве: ворона каркать. Может, вам соловья бы хотелось, а тут вороны каркают. Дождик барабанит. Но ведь как бы нейтрально, да? Идет шумовой фон. Ну, вот санитарка там в виде.. ну, пусть вороны, ну, не обругивая, а просто – «птичка». Понимаете? Ворчит: «Что пришла ночью рожать, зачем» Ну может так быть. Женщина одна рассказала. Она, возможно, спала, может она не доспала там совсем чуть-чуть. Не доспала, прилегла, а прошло полчаса, и вас привезли. Воздохните, пожалейте ее, устала она. Немножко напряжение вам попало, воздохните и дальше как бы выдохни, да? И тело снова мягкое. Вот принцип, хоть будь это родовая схватка, хоть источник извне какой-то раздражающий. Такой принцип – воздыхание. Телом нужно это проживать. Раз уж боли говорим.

Я поэтому обратила ваше внимание: думали – думали – думали, а что у вас с малышом? Вы говорите: слушает там, толкается, может, спит. Понятно? Вот. Вроде я и разговор  слушаю, и я и себя ощущаю. А как я слушаю, проверяю себя. Кстати, как вы слушаете? Вам спокойно или напряженно уже стало?

Ж.: спокойно.

Ваш комментарий

Вы можете оставить свой комментарий